четверг, 18 июля 2013 г.

Аветяц еркир (18 июля 2013 г.). Поэзия Елены Шуваева-Петросян


Ելենա Շուվաևան ռուս հայտնի բանաստեղծուհիներ Ախմատովայի, Ցվետաևայի իրական ժառանգորդն է: Ցավը, թափը, գրական վարպետությունը , խոսքի կուլտուրան , նրբազգացությունը Լենայի բանաստեղծություններում դառնում են մնայուն գրական արժեքներ: Ես չեմ վախենում վստահեցնելուց, որ Ելենա Շուվաևայի համամարդկային բարձր իդեալներով հագեցած պոեզիան մոտ ապագայում քրեստոմատիկ նշանակություն կունենա աճող սերունդների դաստիարակության և գրականության դասավանդման համար: Բարձր գրականության սիրահարներ,կիսեցեք ինձ հետ Լենայի բանաստեղծությունների վայելման այս հաճույքը:

***

На прищепке недочитанный «Кавказ» -

Кизиловой водки морось.

Гордец! Или горец! Мой уставший глаз

Презрел в одночасье гордость.

С верёвки стекает словесный сумбур.

Окно как скважина ночи.

Прошлёпал по кухне один самодур.

Тот с луком. Без лука?! Впрочем,

Не важная сказка. Она не про нас -

Молчит сердечная полость.

На прищепке сохнет уставший «Кавказ» -

А это не русская волость.




***

В янтарной россыпи гуляет Михр.

Его пальто давно не по размеру.

Устав от браконьерских хитрых игр,

Я сматываю сетку глаз. На веру

Меня пытаешь.

Я солнце положу в пустой стакан

И кипятком залью, любовь смакуя.

А жизнь бежит. Сорву сейчас стоп-кран,

Чтоб с губ твоих поймать три поцелуя.

Ты это знаешь…

Михр, Мгер, Мхер (арм. Միհր от пехл. Mihr — Митра) — в древнеармянской мифологии бог Солнца, небесного света и справедливости.


***

Ты, танцующий у мусорного бака

и жующий чёрствую булку,

ты сегодня счастливее меня.

Ты не один – с тобою собака

и я в окне, пьющая чифирь.

Ты, танцующий дерзкий танец

и манящий свободой,

ты сегодня безумнее меня.

На щеках умирает румянец…

Допеваю сто пятый псалом,

одиноко стою у Хорива

и челом к истукану стремлюсь…

Я пуглива, наверно, пуглива –

я у края любви

и любви боюсь…


***

В молчании гор – мир.

В твоём молчании – моя боль.

Хочешь спасти человека?

Скажи Слово!

Скажи Правду!

Мудр вечный Ницше:

«Падающего – толкни!»

Толкни! Сильный – взлетит,

Слабый станет сильнее

во спасение своего эго.

В ожидании Слова

ухожу в молчание:

не в себя – от себя.

Спаси человека – скажи Слово!

Я из тех,

кто встаёт из-под креста…


***

ты уходишь тихо-тихо

как дождик слепой в прозрачный день

спит одноглазое лихо

завалившись под мёртвую сень

обернись: больно – не больно

давно живу без слёз и страстей

сердце знает команду - «вольно»

и концовку пустых повестей


***

полотно твоих глаз черно

гадать по нему бесполезно

я вижу в нем одно зерно –

любовь

и люблю тебя нежно

убила

не в радость самой

как мир без тебя безбрежен

забыла дорогу домой

зима обещает быть снежной

полотно твоих глаз черно

армянская ночь безутешна

прервите пустое кино

темнота твоих глаз кромешна


***

не живи за других – живи с ними

чёрной меткой на сердце – ты

со своими глухими, немыми

и со страхами пустоты

я – степнянка… всегда безгранична

ветер пробую только на вкус

кто-то строил мне башню девичью

и просыпал по ветру грусть
целлулоидный мир обесцвечен

скучно, мрачно и жизни нет

круговая порука и вечны:

ропот…

совесть…

муки…

обет…



***

Письмо из пустых многоточий

И смайлов. Расставлена грусть.

Жесток. Откровенен и точен.

Я письма твои наизусть

Готова шептать по-шумерски,

По-идольски лихо плясать,

А утром реветь в занавески

И листья платана бросать.

В них письма. Тому вон бродяге,

Что верит в любовь и стихи.

В траншейном своем он гулаге

Рифмует рассвет и грехи.

Сегодня он брат мне по крови,

Со мною приветствует тишь

Без счастья и теплого крова…

Gmail… Ты опять молчишь…


Шуме́р — первая письменная цивилизация, существовавшая на юго-востоке Междуречья Тигра и Евфрата в IV—III тысячелетиях до н. э.

***

Твоя и моя Вселенная

из трех сезонов.

Начало с конца.

Мы без поклонов –

Арай разрывали молнии.

Мне снились рыбы,

когда даже не выпал снег.

А у тех черепах на Севане

глаза зеленые-зеленые,

как у тебя…

Весной - все легче…


***

Я молюсь вслух,

листая пустые глазницы на улицах.

Асфальт дышит слякотью и поздней прелостью.

Небо армянское, усталое, хмурится…

Который круг

не созидаю… разрушаю… распутица…

Тесно мне в неловкой и ненужной спелости,

когда весна с погибшей совестью судится…

А мальчик тот

бежит по лужам… И я – его попутчица…

Не будешь отважной… и нету той смелости…

Мне за угол: там я же - разлучница…


В царстве Ара

Камнеломка. Тюльпаны. Медвежьи следы.

Ветер. Скалы. И близкое небо.

Отчего в царстве Ара приснился мне ты,

Когда с богом общалась я слепо.

Зеленели стрекозы. Звенели стрижи.

И казалось – мы близко от рая…

Само солнце над нами блаженно кружит,

Над обрывами вдруг замирая.

И насупились горы, как стадо быков, -

Возвращение было нелепо.

Аралезы презрели массивность оков,

Суету, что встречала нас где-то…

Аралезы (арм. Արալեզ) — в армянской мифологии духи, являвшиеся в виде крылатых собак, которые спускались с неба, чтобы воскресить павших в сражениях, зализывая их раны.


Любовь по-армянски

***

колючий

как придорожный репейник

я прохожая

ты липнешь и колешься…

любовь по-армянски…

***

здесь камни

не тверже людей

здесь солнце

не горячее сердца…

***

как много кармина

в армянских горах…

алы татарские губы…

***

ни разу не сказал «люблю»

но любишь крепче базальта…

***

в чашке кофе –

армянский глаз…

ресницы

длиннее моей жизни…

***

заскорузлые сосны

ползут по скале…

три тысячи над уровнем моря…

***

в скалах

лики многовековых воинов…

назад

ни шагу…

***

в гроте

пью слезы из каменных ладоней…

слезы,

очищенные от соли и боли

самим Богом.



(читать с сайта)

Комментариев нет:

Отправить комментарий