пятница, 19 июня 2015 г.

Русский пионер. 19 июня 2015 г. У ДИДЬЕ БЫЛО МНОГО ЖЁН

У Дидье было много жен. И я, сама того не ведая, пополнила его многонациональный, разбросанный по всему миру гарем. Прямо в ту минуту, когда мы познакомились в самолете.
Вообще-то знакомиться и разговаривать ни с кем не хотелось. Салон самолета заполнялся людьми, и я радовалась, что два сиденья рядом со мной все еще пустовали. Но за несколько минут до взлета рядом обрисовался маленький мужичок в смешной кепочке в клетку. «Иностранец», – подумала я. В нем было столько свободы, которая позволяла ему преподносить некоторое физическое уродство – короткое коренастое туловище на тонких кривых ножках, смешные маленькие ручки, воткнутые в плечи, как палки в снежный шар, лощеное, круглое, с отдутловатостями под глазами лицо – как особое достоинство.
Мужчина шумно поздоровался и, стараясь скрасить свои нелепые движения галантностью, поцеловал мою руку. Получилось это как-то бесцеремонно, поскольку руку пришлось оторвать от книги, вернее, книгу вырвать из руки. Даже если бы я не ответила приветствием, уверена, он все равно нашел бы повод завести разговор. Моя первая ошибка заключалась в том, что я, окинув его взглядом, сказала вслух: «Художник». Он нисколько не удивился и подтвердил: «Да, художник! В Ереване была моя выставка, теперь вот возвращаюсь в Париж через Москву!» Второй ошибкой было то, что я назвала художнику его имя, что его приятно удивило. «Я читала о вас одну статью». Сказала и уткнулась в книгу, давая понять, что наш диалог исчерпан, но не тут-то было.
Удобно разместившись в кресле, мой сосед начал монолог. Он никогда не видел своего отца, но тот, подлец, видать, был талантливым, раз родил такого гениального сына. Сам художник никогда не был женат, хотя у него по свету много жен, которые родили ему девятерых детей. Он достал портмоне – и вся его амурная жизнь предстала в фотографиях. Одна девушка ждет его в Москве, другая – в Берлине, третья – в Париже, четвертая… пятая… шестая… и даже в Тунисе есть у Дидье жена. Последнее его красивое приобретение, увешанное драгоценностями, было гораздо моложе меня и ожидало его в Варшаве. Дидье честно содержит всех возлюбленных и отпрысков и убежден, как счастливы родившие от него женщины, ведь это особая благодать. Тут мой попутчик вздрогнул, снова оторвал мою руку от книги, глаза его лихорадочно забегали:
– А у вас, моя дорогая, есть дети?
(читать полностью)