вторник, 25 октября 2016 г.

Нева 2016, 10. Деревенские рассказы.

Опубликовано в журнале: Нева 2016, 10

Деревенские рассказы

БЕГЕМОТОВАЯ БЕЛОЧКА

Уже который час Федор, вообще никакой, бродил по осеннему лесу, лениво пиная желтые листья и наслаждаясь ароматом прения. Мужик, можно сказать, сбежал из дому. Натянул портки на залубенелые ноги, схватил фуфайку, снял с гвоздя в сарае ружьишко и отправился старыми тропами, чтоб жена не при-ставала со своим "наказанием нерадивого мужа": вчера засиделся с друзьями за столом с бутылью самогона и сковороденью жареной картошки. Сидели до утра, спорили о том, что в фильмах как-то неправдиво показывают самогон, там он всегда мутный, а в реальности — он прозрачный, как слеза младенца, его ж для очистки по несколько раз перегоняют. Спорили и дегустировали. Спорили и дегустировали. А с утра Катька постоянно жужжала, мол, завязывать надо, а Федор огрызался: "Я еще и не начинал!"
В детстве он часто с отцом ходил в лес. Бывало, скажет отец: "Федька, а пойдем-ка с тобой в лесок, я тебе такие тайны покажу!" Мальчишка завороженно слушал отца и верил. И действительно каждый камень, каждое деревце и даже каждая травинка делились с Федькой своим сокровенным.
Шу... Хрысь... Хры-ы-ысь... Федор остановился в березовой рощице и обернулся к бору, который начинался прямо за белоствольным стройным рядом. "Кабан, видать", — спокойно подумал мужик, даже не пытаясь снять ружье с плеча; ну и что, кабан, желуди шукает, пройдет мимо. Но не тут-то было: в березовую рощицу выплыл. бегемот. "Ёксель-моксель, — вскрикнул мужик. — Вот те на — допился!" Ну ладно б белочка, а тут целый бегемот в русской деревне, среди русских берез.
Встреча с Федькой озадачила бегемота, и он застыл, как истукан в степи. Мужик медленно развернулся и пошел, не оборачиваясь, чтоб эту невидаль вообще не видеть и не думать, что свихнулся на старости лет. Когда же он вышел к деревне, встретил своих вчерашних собутыльников. Обрадовался встрече с людьми.

понедельник, 10 октября 2016 г.

Дмитрий Брикман: “Для меня “Глаза Армении” — это попытка увидеть “душу страны”

15/10/2016
Фотограф Дмитрий Брикман неожиданно и ярко вошел в культурную жизнь Армении. Кому-то он запомнился по выставке фотографий «Глаза Армении», кому-то по высказываниям “Я – еврей и признаю геноцид армян” и “Армянин не должен смотреть на армянина сквозь прорезь прицела», которые вызвали большой резонанс. Корр. «НВ» Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН побеседовала с Дмитрием БРИКМАНОМ (на снимке справа) и попыталась выяснить, как он пришел к Армении.

— Дмитрий, как вы пришли к Армении? Или как Армения пришла к вам?
— Это долгая история. Она началась, когда мне еще и восемнадцати не было. Так сложилась судьба, что на первом курсе института я впервые пришел в дом Серафимы Израилевны и Арама Багратовича Налбандян. Тети Симы и дяди Арама. Тетя Сима, как вы наверняка догадались, имела честь принадлежать к тому народу, к которому принадлежу я, а дядя Арам, как вы тоже наверняка догадались, имел честь принадлежать к народу, о котором вы меня спросили. Это была одна из самых гармоничных пар, которых я когда-либо встречал. Не знаю, как они этой гармонии достигли, но то тепло, которое я в полной мере ощущал, когда приходил к ним в дом, могло иметь только одну природу происхождения – любовь. Дядя Арам называл меня «деточка».
(читать полностью)