среда, 9 мая 2018 г.

Нева, 2018, 5. УМРУ ЗА ТЕБЯ, ЕНОК!

Опубликовано Нева, 2018, 5

УМРУ ЗА ТЕБЯ, ЕНОК!
Рассказ
Всю ночь молодой жеребец Енок нервничал. Не стоялось и не спалось ему спокойно в деннике, хотя луна была тиха, ни одно облачко не омрачало ее бескровного лика, хотя деревья замерли в своей сонной истоме, еще вечером распрощавшись с дерзким горным ветром, разгоняющим остатки дневного зноя, и даже в непроходимых лесах, увивших треть высоты гор, затихли звери и замолчали птицы.
Нет, Енок не ржал (лошадь подает голос лишь в момент крайнего возбуждения), слишком велико было его уважение к хозяину — не хотел он тревожить Васака, вымотанного дневной работой на винограднике, но фыркал, перебирая копытами, будто бы отбрыкивался от кого-то, призрачного и опасного. Ничего подобного не происходило с лошадьми в соседних денниках. Они, обеспокоенные, лишь изредка переваливались с боку на бок или вставали и, чуть-чуть потоптавшись на месте, пожевав свежую, но обезвоженную солнцем траву, снова укладывались на свои лежбища, не понимая, что же может тревожить этого статного нисейского жеребца Енока. А его уши, торчащие кверху, явно выдавали неприятные ощущения и страх. Но явной опасности рядом не было. Они бы тоже почувствовали...
Едва забрезжил рассвет, а туман затаился в ложбинках гор, особенно сгущаясь в мрачных ущельях, как Васак деловито распахнул двери денника и подошел к своему любимцу.
— Красавец!
(читать полностью)

среда, 2 мая 2018 г.

Работница, 05.02.2018. ЧЁРНЫЙ ПЕРЕЦ С СОЛЬЮ

Чёрный перец с солью… чё-ё-ё-рный пе-е-е-рец с со-о-о-лью… Так подруга сказала о её волосах. Мол, почему ты не красишь волосы, у тебя появились седые. Катя посопротивлялась, мол, их так мало, что пока не видит надобности в краске, да и волосы жалко, а больше свой цвет – тёмно-русый; красить длинные волосы – это значит попрощаться с ними через некоторое время. В общем, чё-ё-ё-рный пе-е-е-рец с со-о-о-лью… Но слова подруги запали в сердце, и Екатерина всё чаще обращала внимание на эту поганую соль в тёмно-русых волосах. Дрогнула её закалка. А тут ещё эти непонятные сны. По утрам женщина просыпалась в скруте чувств, с опаской смотрела на детскую кроватку, где спала дочурка – а та ни сном ни духом не подозревала, что тревожит её мать.
Позавчера Катя была женой прикованного к коляске инвалида. Каждое утро, когда городская высотка напротив окрашивалась в бледно-розовый цвет, в суетном оживлении, ворча и любя, она выкатывала свою половинку во двор и гордо вышагивала по аллеям: мол, какой-никакой, а муж у меня есть, а у дочери отец. А в одно утро у её инвалида… отрасли ноги. Катя откинула одеяло..и проснулась. Это была не её реальность.