вторник, 4 сентября 2018 г.

Розалия Абгарян: со школьной скамьи – на войну

Статистика Великой Отечественной войны говорит о том, что около 800 тысяч женщин оказались на фронте. Они поднимали в небо самолёты, управляли танками, были пулемётчицами, зенитчицами, разведчицами, снайперами, связистками, медсёстрами и др. В этой войне не было различий по национальности, религии или полу. Когда Гитлер напал на Советский Союз, все встали плечом к плечу. Для многих выпускников средней школы юность закончилась 22 июня 1941 года. Среди них была и Розалия Абгарян. На следующий день после окончания школы ребята от имени всего класса написали заявление с просьбой отправить их на фронт; поехали трое — Амалия Асатурова, Юра Кузьмин и героиня этой статьи. Юная Розалия прошла курсы по подготовке и изучению радиосвязи и была отправлена в Сталинград.

Недавно Розалия Сергеевна Абгарян отметила своё 95-летие. Она до сих продолжает активную деятельность в Комитете ветеранов войны, где возглавляет секцию женщин-ветеранов.

Вот и закончились школьные годы. Июнь 1941 года. Группу выпускников-отличников средней школы города Тбилиси пригласил к себе в гости народный артист Хорава. «Мы шли к нему в таком радужном настроении, думая, что завтра в нашей жизни откроется новая страница, — начинает свой рассказ Розалия Сергеевна. — Мы мечтали о самостоятельной жизни и не понимали, что самое лучшее и беззаботное время — это школьные годы… На следующее утро мы узнали, что началась война». Вчерашние школьники вступили сразу во взрослую жизнь, которая призвала к ответственности и даже жертвенности перед Родиной. «У нас не было юности, как таковой, — делится Розалия Сергеевна, потом разводит руками и вздыхает: — Да что о нас говорить, когда маленькие дети помогали своим матерям на заводах… У них и детства не было».

Когда началась война, отец Розалии, отличный мастер-оружейник, тоже решил пойти на фронт, но ему отказали, аргументируя тем, что в тылу он будет более полезным. И он действительно всю войну, днём и ночью, ремонтировал оружие, восстанавливал наганы, винтовки. У него была неутолимая тоска по родному селу и родной земле. Родом он был из Карсской области, из села Олты в Западной Армении. У него была первая семья, которая погибла во время Геноцида. Турки загнали всех женщин и детей на табачное поле и подожгли. Его жена и два сына сгорели в этом кромешном аду. Мужское население покинуло село — ушли в горы и изредка нападали на янычар. Но их было мало, а турок — много. «Отец с трудом добрался до города Гянджи (Кировабад), где встретил мою маму, — рассказывает Розалия. — В 1922 году он женился на ней, а через год появилась на свет я». Розалия вспоминает, что в детстве часто слышала от отца: «Если начнётся война, я обязательно пойду на фронт и буду освобождать свою родину». Родиной он называл Карс и село Олты. Им двигало то, что там заживо были сожжены его жена и дети, он там родился, провёл детство и молодость. И мечтал, чтобы армянская земля была возвращена армянам. Но на войну пошла дочь, которой он очень гордился.

После окончания курсов радиотелеграфистов Розалию Сергеевну отправили в Сталинград, который тогда бомбили, стараясь вывести из строя заводы. Гитлер думал, что быстро возьмёт город, носящий имя Сталина, и дальше отправится к бакинской нефти, но не тут-то было… «В это же время на армяно-турецкой границе стояли 26 турецких дивизий, которые ждали приказа, чтобы напасть на Армению и продолжить политику Геноцида, — вспоминает Розалия Сергеевна. — Мы, армяне, которые воевали за Сталинград, знали, к какому печальному результату может привести поражение, поэтому отчаянно сражались за каждый клочок земли. Наши бойцы говорили, что за Волгой земли нет. Стояли мы у Железнодорожного вокзала, рядом с Главной пристанью. Это было начало, а горячие бои, жестокие и самые кровопролитные, начались позже».

Под Сталинградом Розалия Сергеевна получила ранение пулемётной очередью с низко пролетающего самолёта с красными звёздами, который взяли в качестве трофея немцы. «В тот момент рядом со мной была подруга Нина Пруидзе, — рассказывает героиня. — С самолёта на нас обрушилась очередь за очередью. Голова Нины покатилась. Я в ужасе смотрела на фонтаны крови, не осознавая, что я тоже ранена».

В феврале 2018 года Розалию Сергеевну в составе делегации ветеранов принимал мэр города Волгоград. Он подошёл к ней, преклонил колено, поцеловал руку и поблагодарил. В тот же день чешская делегация наградила отважную армянку медалью «За верность». Розалия Сергеевна участвовала в боях в Чехословакии — Брно, Кошица, Братислава, Поличка… Именно она приняла сообщение, что «Прага в опасности и передала командиру, а он по инстанции передал дальше. «Мы пошли на Прагу и через три дня освободили её, — рассказывает Розалия. — Победу я встретила в Праге — 9 мая. Вспоминаю этот день как самый счастливый в жизни». Но это случилось через несколько лет, несколько лет непрерывных сражений в разных точках большой страны, поэтому вернёмся в 1942 год, когда Розалия Сергеевна получила ранение.

Через несколько дней после выписки из госпиталя юная связистка продолжила боевой путь и отправилась к пункту назначения в Ворошиловград (сейчас это Луганск). Была зима с лютыми морозами. Вышла девушка с одним вещмешком за спиной в лёгких ботиночках и обморозила ноги. «Ноги так сильно распухли, что пришлось разрезать ботинки, — рассказывает она. — Первым делом меня отправили в санчасть, где я прошла лечение. Вернулась на службу на радиостанцию. Связисты всегда были на передовой. Мы держали связь как с Генштабом, так и с отдельными подразделениями и подпольными организациями оккупированных территорий». Розалия Сергеевна была радисткой на трёх видах станций. На переносной маленькой радиостанции помогали лётчикам координировать работу, потому что каждое наступление начиналось с их работы. Если схематически обозначить расположение, то будет выглядеть оно так: немецкие позиции, нейтральная зона, потом наши позиции. Нейтральная зона была не очень большой, и когда советские лётчики сбрасывали бомбу, радисты помогали им ориентироваться, в какой квадрат бросать, чтобы не было ошибок.

Розалия Сергеевна вспоминает, как они отступали и под Петропавловском попали в окружение. «Вся Европа работала на немцев, — рассказывает она. — Они были хорошо вооружены. Целую неделю мы подвергались ожесточенным бомбардировкам. Целую неделю провели без воды и еды, собирали в лесу дикие яблоки и груши. С утра прилетал самолет-разведчик “Фоке-Вульф”. Через несколько минут начиналась бомбардировка. И так несколько раз в течение дня. С боями мы прорвались из окружения и соединились со своей частью. Дошли до предгорий Кавказа и заняли оборону. В это время был издан приказ Главнокомандующего “Ни шагу назад”. Здесь мы долго держали оборону, пока не начались бои за Новороссийск

Розалия замолкает, погружаясь в тяжёлые воспоминания, потом продолжает: «Когда освободили Донбасс, Александру Фадееву поручили написать книгу о комсомольцах-краснодонцах. Писатель собрал материал, встречался с родителями молодогвардейцев, с теми, кто остался в живых, и написал замечательный роман «Молодая гвардия». Когда вышло первое издание «Молодой гвардии», автора раскритиковали, мол, неправильно показал момент отхода. Всё верно он описал. Я была свидетелем этого отхода. Весь берег был заполнен людьми. У кого чемодан, у кого мешок за спиной, кто на повозке, кто на велосипеде… Об этом Твардовский написал: «Из боя в бой мы шли, из боя в бой, И, отступая в страшный час разлуки, Мы не могли, солдаты, взять с собой. Всех тех, кто к нам протягивали руки».

Там же, в предгорьях Кавказа, Розалия встретила своего будущего мужа. Вернее, познакомились они ещё в довоенное время. Когда девушке было 15 лет, её семья приехала в Армению и сняла на лето комнату на даче у знакомых. Езек — сын знакомых — уже закончил школу и занимался преподавательской деятельностью. Юная гостья, видимо, ему очень приглянулась. И вот, кавказские горы стали свидетелями их второй встречи: Розалия и Езек встретились на фронте. У них было всего лишь пять минут, чтобы сказать главные слова, которые определили долгое, длиной в 58 лет, семейное счастье. «Он сказал мне, что любит, что будет ждать нашей встречи, — улыбаясь, рассказывает Розалия, и её глаза наполняются девичьим светом. — Мы поженились в 45-ом и прожили в счастливом браке, вырастили двоих сыновей. В 2003 году Езек Хачатурович скончался».
Читать на сайте Армянского музея Москвы и Культуры наций

2 комментария:

  1. Елена,дорогая, написано прекрасно, прекланяюсь перед твоим подвигом - увековечить образ людей ВОВ

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо большое, дорогая Светлана Михайловна! Так много хочется сделать, потому что время быстротечно, и как часто мне не хватает времени на все(((((

      Удалить