среда, 17 октября 2018 г.

Молокане — русское лицо Армении

Молокане — представители особой ветви христианства, возникшей в Российском государстве еще в XVIII веке. В Армении молоканские поселения появились примерно в 1830-х годах, когда туда перебрались молокане из Тамбовской губернии [1]. Долгие годы исследователь Иван Яковлевич Семёнов (к слову, сам молоканин), который родился и вырос в Армении, в городке под названием Дилижан, занимался изучением причин исхода молокан и духоборов из родных мест, его интересовали их вера, быт, социально-экономическое положение, взаимоотношения с местным населением. Он считал эту тему интересной как с точки зрения истории русского сектантства, так и с точки зрения политики царизма в отношении окраин Империи и этнической истории Закавказья. Город Дилижан и села в округе некогда были плотно заселены молоканами.



Фотография из архива Ивана Семенова


Иван Яковлевич, анализируя причины расселения молокан на территории в Армении, связывает это с важными историческими вехами. Первые русские поселения появились на территории Армении в 1804 году. В основном это были казаки, присланные для охраны границы между Российской и Османской империями. В тот период Эриванская крепость находилась в руках персов. В 1804 году состоялся первый поход русских войск на Эривань, в 1808-ом — второй. И лишь третий поход в 1827 году увенчался успехом — крепость Эривань была взята и такие крупные регионы Восточной Армении, как Эриванское и Нахичеванское ханства, были присоединены к России. Первый военный гарнизон в армянских краях появился сразу же после присоединения Грузии к России. Он был размещен в провинции Ширак (Шурагель). Казаки, посланные сюда, основали поселок по соседству с деревней Гюмри, который превратился в пограничный пост на границе с Турцией. В 1836 году здесь побывал император Николай I, после чего фортификационные работы еще более усилились и деревня Гюмри, разросшись, превратилась в город Александрополь, ставший крупным стратегическим центром России на Кавказе, где уже появились гражданские лица русской национальности [2, с. 23]. Земли, присоединенные к России, было решено заселить русскими, которые с оружием защищали бы границу. Среди переселенцев оказались и «особо вредные секты» молокан и духоборов, которых таким образом изолировали от православного населения. Таким образом, в 1831 году и Карабахской провинции возникло первое поселение духоборов из донских казаков — село Кизил-Кишлак. Через год появилось первое молоканское село Базарчай в Нахичеванской губернии. «Еще раньше в Закавказье обосновались немецкие колонисты, которые, приехав в Грузию в 1817 году, поселились в нескольких колониях Тифлисской и Елисаветопольской губерний. В 1830 составляло примерно 2000 человек. Все они были протестантами и искали здесь мира, душевного спокойствия и второго пришествия Христа, которое, по пророчеству их проповедников, должно было произойти в 1836 году в районе горы Арарат. Аналогичные слухи были широко распространены и среди молокан, а также духоборов. Поэтому на Кавказ наряду с ссыльными сектантами, немало прибывало и добровольцев», — пишет Семёнов [2, с. 24]. В 1835 году появилось молоканское поселение Еленовка (Севан), в 1842 году — Никитино (Фиолетово), в 1846 году — Воронцовка (Ташир), в 1847 году — Воскресенка (Лермонтово) и другие. В советское время в Армении было около 30 молоканских сел. В наши дни полностью заселено молоканами село Фиолетово и частично — Лермонтово. Также есть общины в Ереване и Дилижане.

Молокан — несколько толков, подвидов, и сейчас в движении преобладают радикальные прыгуны, сильно потеснившие так называемых постоянных, более умеренных. Прыгунами называются оттого, что «входя в дух» (в молитвенный экстаз), подпрыгивают, воздевая руки, и произносят нечто на неведомом языке [3].



Фотография из архива Ивана Семенова


В России молокан долгое время преследовали как раскольников и отступников от православной веры. Они не почитают святых, не поклоняются кресту и иконам, не совершают крестного знамения, отрицают иерархические церковные институты. Своеобразно относятся и к христианским праздникам, например, Пасху справляют, а Рождество — нет. По-своему они трактуют и пост, в который свободно пьют молоко (по одной из версий, поэтому их и прозвали молоканами). А вот свинина и алкоголь — под запретом в любое время [4].

Мирского чтения почти не встретишь. Зато на столе в каждом доме непременно три раскрытые книги. Это не значит, что их читают ежедневно, но они лежат в полной готовности: Ветхий Завет, Новый Завет и «Дух и жизнь». Эти книги трактуются символически: первая — фундамент веры, вторая — стены, третья книга — крыша. Писатель и журналист Марк Григорян в своих исследованиях о жизни молокан ссылается на труды английского путешественника и члена Географического общества Х.Ф.Б. Линча. В конце XIX века он побывал в Армении и написал два толстых тома: «Русская Армения» и «Турецкая Армения». В томе «Русской Армении» он прекрасно описывает молокан и духоборов. Вот маленькая выдержка из описания молокан: «Бог обитает в живых объектах своей любви… Я говорил с одним стариком, пленившим меня своим симпатичным голосом и манерами, о религиозных верованиях молокан. Они почитают Моисея и пророков и Св. Евангелие, но исповедуют свою религию по-своему. Пение псалмов, по-видимому, служит главным внешним выражением их религиозных чувств. Детей не крестят, но приносят их в молельню, читают главу из Евангелия в присутствии ребенка и публично объявляют его имя. Подобной же церемонией освящается брачный союз» [5].



Иван Яковлевич Семенов и его коллега с молоканскими детишками


Молоканская община живет чрезвычайно обособленно: они мало общаются с внешним миром, а браки заключают только со «своими». Благодаря этому за полтора века армянские молокане не смешались с местным населением и полностью сохранили этнический славянский тип (светлоглазые и светловолосые) и русский язык, правда, очень своеобразный.

Молокане известны как очень добросовестные и трудолюбивые люди. Для них работа — это один из способов достойного существования.

Курение и пьянство осуждаются [6]. Нигде нет компактно проживающих общин русских людей, триста лет непьющих. Так как категорически запрещено употреблять алкоголь. Из напитков предпочтение отдается компоту и чаю, который пьют по старой русской традиции: из самовара, утирая пот специальными полотенцами.

У молокан осуждаются разводы. Разведенный человек считается «прелюбодеем», и породниться с ним уже не захочет ни одна семья. Молоканские поселения известны не только зажиточностью, но и порядком: проступки, которые мы именуем уголовными преступлениями, здесь чрезвычайно редки [1].

Вот как описывает встречу с молоканами Максим Горький во время своего путешествия в Армению в 1928 году: «На берегу озера большая русская деревня, в ней живут крупные, дородные бабы, большие, бородатые мужики, хорошо упитанные русоволосые дети. Очень здоровый народ, но глаза большинства — странно прозрачные и сонные, такие глаза я замечал у пастухов в горах Швейцарии, и мне подумалось, что это — глаза людей, живущих вне времени, вне действительности». Писатель отмечает, что «дома в деревне солидные, деревянные, хотя земля вокруг безлесна, а горы почти сплошь из вулканических пород» [7, с. 5].




Манера одеваться мало изменилась с XIX века: мужчины до сих пор носят рубахи навыпуск под поясом и длинные бороды, женщины — платки и длинные юбки. По праздникам надевают расшитые одежды.

Главный человек в молоканской общине — пресвитер, без одобрения которого невозможно решить хоть сколько-нибудь значимое дело. Вместо церквей — молельные дома, в которых собираются по субботам и воскресеньям, читают молитвы и распевают гимны. Отдельные верующие способны впадать в экстаз, в этом состоянии они начинают прыгать и говорить на неведомых языках. Таких называют «прыгунами». Это новое течение в молоканстве создал уроженец села Алгасово Моршанского уезда Тамбовской губернии Максим Гаврилович Рудометкин, ставший после переселения жителем села Никитино Александропольского уезда Эриванской губернии. Он ввел в своей общине «хождение в духе», сопровождавшееся священными песнопениями, в процессе которых молящиеся, впадая в экстаз, начинали трястись, дергаться и подпрыгивать то в одиночку, то целыми группами. В силу этого молва стала называть их «прыгунами» [2, с. 29].



Елена Шуваева-Петросян и альпинистка Ася Смоян с молоканскими детьми после восхождения на гору Вулкан рядом с Фиолетово


Писатель Николай Тихонов в 1929 году, во время своей второй поездки в Армению познакомился с «прыгунами» и описал их в своем произведении «Дни открытий»: «…это не было сном, как и то селение, которое мы не могли сейчас разглядеть через озеро [Севан]. Оно лежало у подножки веером расположившихся гор и называлось двойным именем Шорджалу-Надеждино. В нем жили прыгуны. Переселенные сюда еще при Николае I , они сохраняли свои особенные нравы и обычаи и свой странный культ священной пляски. По субботам по улицам селения, круто спускавшегося к озеру, выстраивались десятки самоваров всех размеров, их надраивали кирпичом мальчишки и девчонки» [8, с. 16]. Николай Тихонов остановился на ночлег в доме молокан. Хозяйка Авдотья Ионовна никак не могла понять, что такое городская квартира и сожалением смотрела на гостя. Любопытен с точки зрения нравов и уклада жизни у молокан диалог Тихонова с хозяином Моисеем Ивановичем, который уличил гостя в курении, потом замялся и «признался», что «прыгуны — народ строгий, хотя… от табаку польза есть»: в округе «змей пропасть», но «змея запаха табачного не переносит, слышать не может». «Если курящий человек, — спи на земле, как хочешь. Ничего не бойся. Близко не подойдет. Мы табаком вымя коровам моем. Чтобы не сосали…» — рассказал Моисей Иванович [8, с. 17].

Рудомёткин внес некоторый раздор среди молокан. «Часть молокан не последовала за сторонниками Рудомёткина и осталась верна первоначальному учению Уклеина, основанному на так называемой «разумно-толкуемой книжности». Эти члены молоканской секты стали именоваться «постоянными», то есть умеренными группами этой секты, — пишет Семёнов. Но учение Рудомёткина осталось. Его подлинные рукописи были доставлены из России в Америку, где в 1915 году в Лос-Анджелесе были изданы отдельной книгой «Дух и жизнь» куда также были включены и толкования других видных молоканских проповедников. Книга впоследствии там же издавалась дважды — в 1929 и 1947 годах [2, с. 30].




Художник В.В. Верещагин, посетивший молокан и духоборов во второй половине XIX века писал: «В Закавказье очень много молокан; живут они все хорошо, зажиточно, но только не так согласно, как духоборцы. Между молоканами много раздоров: недовольные почему-либо старыми порядками выдумывают новые, отделяются и увлекают за собой целые партии; отделившееся таким образом общество начинает собираться под руководством нового наставника и уже в отдельном доме» [9, с. 22].

Развлечения здесь не в чести, считается, что они ведут к распущенности, большинство молокан не держат даже телевизора. Чтение «светских» книг также не поощряется, предпочитают духовные, главным образом Ветхий и Новый завет, а также творения Максима Рудометкина, духовного лидера молокан, написанные им в XIX веке, в годы заточения в монастырях. Между тем, в Фиолетово в советское время существовал клуб, в котором молодежь собиралась на танцы.

Дни рождения или именины тоже не отмечают. Зато пышно празднуют крестины детей и свадьбы. Молоканский свадебный обряд продолжителен и включает несколько этапов.

Получать образование после средней школы тоже не принято. Да и в школе, по словам учителей, дети не слишком стараются, а скорее отдыхают от тяжелого сельского труда.



Фотография из архива Ивана Семенова


У известного журналиста и писателя Петра Вайля молоканские корни, из Армении. «Мой предок, тамбовский помещик Ивинский, увлекся идеями молокан, распустил крепостных, отказался от собственности и ушел в секту Семена Уклеина, сменив в его честь фамилию на Семенова, — пишет Вайль. — В 1830-1840 годы тамбовские молокане перебрались в Армению, как раз тогда занятую Россией. Там мой прадед жил в Еленовке — теперь это город Севан у одноименного озера» [10]. Вайль подробно объясняет, почему молокан называют молоканами и по каким канонам веры они живут: «Молокане, возникшие в России во второй половине XVIII века, были чем-то вроде православного протестантства. Их самоназвание — духовные христиане. Слово “молокане”, которое посторонние возводят к тому, что эта секта употребляет в пост молоко, — из Первого послания апостола Петра: “Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко”. Они сами — без посредников-церковников — читают и толкуют Писание. Общину возглавляет выборный пресвитер. Нет попов, нет церкви, нет икон, нет креста — как созданий не Божеских, а человеческих. Крест к тому же — орудие врагов Христовых. Оттого молокане и не крестятся, и крестины называют “кстины”. Крещение водой отрицается — отсыл к словам Иоанна Предтечи: “Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною… будет крестить вас Духом Святым и огнем”» [10].

Связей с Россией армянские молокане не поддерживают, да и российское государство никакого интереса к ним не проявляет. Впрочем, есть группа молокан, которая отказывается даже от государственных пенсий, не говоря уже о гуманитарной помощи: считают, что не заработанные честным трудом деньги брать нельзя. Опять же обратимся к Петру Вайлю: «…кавказский наместник князь Воронцов был последним представителем центральной власти, который покровительствовал молоканам. В 1857 году был арестован основоположник течения прыгунов Максим Гаврилович Рудометкин, скончавшийся в заточении в Суздале. Сейчас молокан в России не преследуют, но явно не любят, а армянские молокане России не нужны. Так и живут сами по себе. Сами по себе и умирают. Кладбище на холме, откуда захватывающий вид на два хребта, между которыми лежит Фиолетово со снежными вершинами на трехкилометровой высоте. Крестов нет и на могилах — на стояках трапециевидные железные, реже деревянные ящички с дверцами вроде почтовых: открываешь — там надпись: “Здесь покоится…”» [10]. Большие молоканские общины есть в Америке, Мексике, Австралии, на юге России. Сегодня в США около 20 тысяч человек «этнически идентифицируют себя как молокане», в том числе около 2 тысяч регулярно посещают молоканские служения. В 1997 году при поддержке американских молокан был построен Молоканский центр в селе Кочубеевском Ставропольского края.






Путешественница Виктория Хан, которая с рюкзаком объехала много стран, в статье «Жизнь на камнях» пишет: «Удивительно слушать их сегодня: истинно русские люди, каких на земле, видимо, уже и не сыщешь, а страна у них Армения. “Это наша страна, мы тут родились и выросли. И дети наши здесь растут. Мы хоть и русские, но переживаем за Армению”. Где у этих людей родина, трудно сказать. Выходцы из России, они давно живут на благо армянской земли, однако чужой образ жизни не принимают [11].

Живут молокане по большей части натуральным хозяйством, хотя кое-какие товары делают и на продажу. Например, капусту, которую они выращивают и засаливают по-особому. Этот товар можно найти на армянских рынках, известен он как «молокани кахамб».

Иногда члены общины покидают родные села и отправляются на заработки, в том числе в южные регионы России. Заполучить бригаду молоканских рабочих считается удачей: трудолюбивые, прилежные, непьющие. Некоторые, соблазнившись современным миром без строгих религиозных ограничений, уезжают навсегда.

Таким образом, молокане живут в Армении уже больше полутора веков. Свой край они называют родиной, но при этом продолжают свято хранить свои традиции, язык и обычаи. Община молокан останется бесценным источником знаний о русской культуре и языке позапрошлого столетия.



Источники:


Русские-молокане в Армении! Строго не судите! Всем мира! [электронный ресурс]. — 2018 | fishki.net


Семёнов И. История закавказских молокан и духоборов. Ереван: Авторское издание, 2001 г. — 124 с.


Пришельцы, выращивающие капусту [электронный ресурс]. — 2018 | hayk.media


Русские-молокане в Армении [электронный ресурс]. — 2018 | barev.today


Григорян М. Молокане в Армении [электронный ресурс]. — 2018 | markgrigorian.livejournal.com


Молокане в Армении [электронный ресурс]. — 2018 | arminter.net


Глазами друзей


Глазами друзей


Верещагин. В. Духоборцы и молокане в Закавказье. — Москва, 1900 г.


Вайль П. Молокане: пришельцы в армянских горах [электронный ресурс]. — 2017 | nv.am


Хан В. Жизнь на камнях [электронный ресурс]. — 2014 | nv.am

Елена Шуваева-Петросян,
специально для Армянского музея Москвы

Фотографии: Елена Шуваева-Петросян, Анна Задоркина, архив Ивана Яковлевича Семенова.
(Читать с сайта армянского Музея Москвы)

3 комментария:

  1. Хорошо написано. Большая просьба не пишите о духоборцах.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Почему она не должна писать о духоборцах???

      Удалить
  2. Спасибо за интереснейший материал. Много раз проезжал мимо указанных деревень по маршруту Дилижан - Ванадзор. Знал что там проживают молокане, но про их быт и происхождение в Армении узнал только из Вашей статьи. Еще раз спасибо!!!

    ОтветитьУдалить