среда, 17 апреля 2019 г.

Планета по имени Харберд

APRIL 16, 2019



Планета по имени Харберд… Не ищите эту планету в Солнечной системе, не ищите эту планету ни в каких других планетарных системах. Она здесь, на Земле. Речь идёт о специализированном детском доме в селе Харберд в Армении, где на днях с акцией милосердия побывали представители посольства РФ, Россотрудничества в Армении и Центра развития гражданского участия.




Специализированный детский дом в Харберде утопает в весенних цветах, в воздухе витает аромат мёда и свежевыпеченного хлеба, жужжат пчёлы, на солнце нежатся кошки. И всё вокруг кажется таким обычным, привычным нашему глазу… пока ты не откроешь ворота, за которыми Другой мир. Здесь — Другие дети и Другие взрослые, ухаживающие за этими детьми. Никто из них не связан родственными узами, но относятся они друг к другу с такой нежностью, добротой, заботой, вниманием, будто роднее никого нет на свете. Впрочем, для детишек — всё именно так, ведь большая часть из них — отказники… по причине нарушений умственного развития и хронических заболеваний опорно-двигательной системы.

В заведении живут, воспитываются, учатся, получают лечение 225 детей. Директор — врач Арутюн Баласанян — возглавляет этот «дом» около двадцати лет, полноправно считая себя отцом каждому чаду. Да и все сотрудники — около 250 человек — работают здесь за небольшие деньги, чаще на энтузиазме и… привязанности к детишкам. У кого-то возникнет вопрос — почему так много сотрудников? Большая часть детей — колясочники, у остальных — тяжёлая форма аутизма, синдрома Дауна и других заболеваний, им необходима помощь социального работника. Воспитанников просто-напросто приходится кормить из ложки, менять им памперсы (из 225 детей 137 — в памперсах!), а также помогать в образовательных и реабилитационных программах. Часть сотрудников работает на полной ставке, часть — полдня, также здесь часто помогают волонтёры из разных стран — для них на территории детского дома предусмотрены специальные комнаты для жилья. Поначалу работа даётся трудно, психологически трудно, да и сам Арутюн признаётся, что раз пятнадцать-двадцать на первом году хотел уйти, но потом многие привязываются к детишкам, скучают, даже во время отпусков навещают.



Территория у детского дома большая — на десяти гектарах расположились строения (жилое помещение, столовая, пекарня, реабилитационный центр, мастерские, прачечная, конюшня и др.), сады, пасека. Строилось всё это в советское время — основательно, продуманно. Специализированный детский дом в Харберде — государственная некоммерческая организация. Вопросы газа, воды, еды, лекарств и частично одежды решает государство. Но госфинансирование рассчитано лишь на минимальные потребности, всё остальное — коляски, мебель, методические пособия — благодаря спонсорской поддержке из США, Голландии, Франции, Норвегии, Болгарии, России и других стран. К слову, спонсоры также берут на себя ответственность и вывозят детей в лагеря, на соревнования: так недавно команда из Харберда участвовала в соревнованиях по рафтингу в Киеве и заняла первое место.

Но часто встаёт проблема памперсов, которые значительно облегчают тяжёлый труд социальных работников и делают более комфортной жизнь больных. Также детский дом и дети нуждаются в простом человеческом участии: было бы неплохо, если бы люди приезжали и в чём-нибудь помогали — починить, покрасить, вскопать, полить, покормить, провести мастер-класс, пообщаться и пр.



Директор рассказывает, что чаще семьи, в которых родился неполноценный ребёнок, распадаются, потому что супруги, в поисках виноватого, ищут следы «недуга» в родословной друг друга. Бывают редкие случаи, что родители навещают детишек. Недавно в детский дом попал мальчик, который находился несколько лет на попечении бабушки. Его отец — в России, мать — в Америке. Бабушка умерла, мальчика доставили в детский дом. Детей из подобных заведений редко берут в семью, в Армении — тем более. С иностранцев-усыновителей строгий спрос: каждые полгода они должны подавать отчёт о состоянии ребёнка, справки из школы, фотографии, видео.

Что интересно, некоторые болезни можно купировать в детском возрасте, не допустив перерастания в глубокую стадию, но причин, по которым это не делается своевременно, много. А планета Харберд разрастается…

Обычно дети, попадая в специализированный детский дом, остаются в нём до конца своих дней. Жизнь у людей с подобными заболеваниями короткая: мало кто дотягивает до 25 лет. Но так трудно привыкать к факту смерти, отмечают работники детского дома, которые пытаются каждый день своих воспитанников скрасить. Поэтому ребята тут не только живут, лечатся и учатся, но и занимаются рисованием, ткут ковры, лепят из глины и даже соревнуются на специальных деревянных повозках.



Особенно хочется выделить кабинет лепки из глины… Кажется, именно здесь можно заглянуть в душу детишек из Харбердского детского дома, увидеть их боль, страхи, понять их мироощущение. Молодой преподаватель Артур — студент академии художеств — знакомит со скульптурами, созданными непослушными ручками Других детей. Вот фигурка мальчика с короткими ножками и очень сильными и большими руками: таким видит мир Мовсес, у которого недоразвиты ноги, и передвигается он с помощью рук. Вот три бесформенные фигурки — две большие и одна маленькая — это Сусанна скучает по родителям, которых никогда не видела. А вот две раскрытые ладони, которые одновременно похожи на ладони, человечков и лепестки, они тянутся к вам, они взывают к вашему сердцу… А вот лица — с закрытыми глазами, будто посмертная маска, с одним глазом… Ещё есть лодки и ангелы…
ВСЕ ЖЕЛАЮЩИЕ ПОМОЧЬ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОМУ ДЕТСКОМУ ДОМУ В ХАРБЕРДЕ МОГУТ ОБРАТИТЬСЯ К АВТОРУ СТАТЬИ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ


Фотографии: Елена Шуваева-Петросян.

Елена Шуваева-Петросян,

журналист, писатель, литературовед, основатель проекта «Гора»

Комментариев нет:

Отправить комментарий