воскресенье, 21 июня 2020 г.

22 июня 2020 Ветеран ВОВ Антонина Сейранова: «Мы были молоды и не думали, что нас могут убить»


Тенистые лабиринты дворов, которые уводят нас по лестницам от ереванской улицы Прошяна, упираются в дверь, самую обычную, за которой другие лабиринты — тихих и скромных комнат. В таких дворах сложно разобраться в архитектуре — старые дома, с новыми пристройками и без, прилегают вплотную друг к другу, возвышаются друг над другом, спускаясь каскадом с холма и создавая колоритное полотно. Проходим в дом. В зале за столом, уставленном ягодами и фруктами вокруг домашнего пирога, сидит удивительная женщина — Антонина Семёновна Сейранова.

Справка

Родилась Антонина Семёновна 28 сентября 1922 года в деревне Висловка Саранской области. Участница Великой Отечественной войны, служила в рядах контрразведки «Смерш» («Смерть шпионам!»), принимала участие в первом Параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 года. За подвиги на фронтах Великой Отечественной войны удостоена медали «За Отвагу», Ордена Отечественной войны II степени и других наград.

Антонина Семёновна встречает гостей улыбкой. Говорит: «Из-за этого коронавируса мы вынуждены здороваться вот так!». Она ловко выставляет ножку вперёд, ожидая ответного движения. И всем становится так весело и легко.

Антонина Сейранова [в девичестве Тимонина. — Прим. авт.] была студенткой Казанского педагогического института, когда началась война. «Помню, 22 июня в четыре часа дня мы возвращались с практики и по пути услышали выступление Молотова, который сообщил, что в четыре часа утра Гитлер напал на Советский Союз, — вспоминает она. — Уже бомбили город Киев».




Через три месяца институт закрыли и открыли военный госпиталь. Девушка окончила бухгалтерские курсы и пошла работать в Промбанк. В этот же период познакомилась с молодым армянином — Вардгесом Николаевичем Сейрановым. «Тогда у нас было очень много эвакурированных из Москвы артистов, — рассказывает Антонина Семёновна. — И вот, в один из дней я пошла в театр со своим младшим братом. Во время антракта брат вышел покурить, а я осталась в фойе — обычно во время перерыва там были танцы. Я стояла возле стеночки. Вдруг передо мной встаёт военный человек и приглашает потанцевать. И не просто военный, а в морской форме! Мой папа служил в Военно-морском флоте! И я соглашаюсь».

После спектакля он проводил девушку домой. Через несколько встреч молодые люди решили пожениться, не взирая на то, что шла война, которая вскоре их разлучила, потом снова свела — на несколько часов и снова развела уже до дня Победы.


15 июля 1942 года по комсомольской путёвке Антонина была призвана на фронт. Вардгес — военный лётчик, прикреплённый к Балтийскому флоту, уже был на фронте.

«Гитлер подступал к Москве, — рассказывает участница войны. — И нас, комсомольцев города Саранска, отправили на фронт. Ехали мы в товарных вагонах до Вологды, где в землянках располагалась специальная военная часть, в которой нас собрали, а оттуда распределяли на фронт. Меня отправили в секретную часть 318-го Гвардейского миномётного полка „Катюши“. Там я и прослужила до конца войны. Демобилизовали из Москвы в декабре 1945 года в звании гвардии ефрейтора, члена „Смерша“».

По воспоминаниям Антонины, в самом начале не было страха, потому что не пришло осознание, что такое война. Поэтому зачастую она совершала рискованные и необдуманные поступки. Однажды выползла из землянки, чтобы посмотреть на бомбёжку, но командир схватил её за рубашку, выругался матом и бросил на землю. «Мы были молоды и не думали, что нас могут убить, не думали ровно до того момента, пока не увидели, как погибают люди, — рассказывает Антонина Семёновна. — Первые годы немцы тучами шли на нас, самолёты непрерывно бомбили. Впервые я почувствовала страх, когда мы переезжали с одного места на другое, потом переправлялись через реку. Казалось, что любая бомба разорвёт нас в клочья. И тогда мы закрывали глаза, чтобы не видеть».

Антонина участвовала во многих боях. Но самый первый — прорыв блокадного кольца Ленинграда, где она получила небольшое ранение и контузию: снаряд ударил в высотное здание — девушку завалило кирпичами.

В этом же городе, охваченном голодом и окружённом вражескими войсками и флотом, она неожиданно встретила своего мужа. «Когда мы прорвали блокаду Ленинграда, стояли около Нарвских ворот, — вспоминает женщина. — В один день я, моя подруга Варя и ещё один молодой человек решили прогуляться по Невскому проспекту. Не доходя до Дома ленинградской торговли, вдруг кто-то ударил меня по плечу. Оборачиваюсь: мой муж! „Ой, господи! Откуда ты?“ — кричу, а он меня прижимает к себе. Оказывается, их перебросили в Ленинград, Вардгес тоже участвовал в прорыве блокады города. Только мы жили около Нарвских ворот, со стороны юга, а их аэродром находился на станции „Лесная“. В тот день мы сфотографировались. Мы вместе пробыли до вечера, потом он проводил меня и снова разошлись».

Вардгес обеспечивал безопасность «Дороги жизни», пролегающей через Ладожское озеро, которая связывала блокадный Ленинград со страной. Он, как лётчик, с воздуха охранял магистраль от вражеских самолётов. По дороге доставляли продукты блокадникам. За эту операцию Вардгес был награждён Орденом Красной Звезды.

После Ленинграда в июне 1944 года Антонина участвовала в Выборгской операции и разрушении линии Маннергейма. К тому времени противник укрепил город, превратив его в сильный оборонительный район. Но 10 июня 1944 года оборона была прорвана.

Однажды Антонина, в качестве сопровождающей, поехала с начальником из Выборга в Ленинград — повезли отчётные документы. Девушка работала писарем штаба секретной части. По дороге «Виллис», в котором они ехали, обстреляли финны, и он на повороте свалился в кювет. Водитель, начальник и Антонина втроём попытались поднять и вытолкнуть машину. Им это удалось. Но девушка с грыжей и травмой ноги попала в госпиталь в Ленинграде. Пролежала недолго — её оттуда выкрали, потому что она владела секретными сведениями. «Из нашей части приехали люди, как будто бы навестить меня, вызвали во двор и затолкали в машину, — рассказывает Антонина Семёновна. — Когда проезжали через КПП, закрывали меня шинелью на заднем сиденье».

Потом Антонина оказалась на берегу Финского залива — на Ораниенбаумском пятачке, самой западной точке обороны Красной армии, которая удерживала противника в течение 29-ти месяцев. Однажды ночью во время бомбёжки на «Пятачке» Антонина спасла секретные документы. Она бросала фугасные бомбы небольшого размера, чуть больше бутылки, защищая землянку, где хранились документы. За это получила медаль «За Отвагу».


«Именно на „Пятачке“ мы узнали, что кончается война», — рассказывает Антонина Семёновна, считая, что Победа досталась Советскому Союзу благодаря людскому резерву и «Катюшам». «Мы, работая в секретной службе, с появлением „Катюш“ знали, что победа будет за нами», — говорит она.

Антонина Семёновна — участница первого Парада Победы, который состоялся 24 июня 1945 года. Но узнала она об этом лет пятнадцать назад. «Да, я и не знала, что принимала участие в Параде, — рассказывает она со смехом. — Однажды услышала по телевизору обращение к ветеранам, мол, посмотрите, у кого военный билет в красной обложке, тот участник Парада, у кого в зелёной — нет. У меня — красный. У мужа — зелёный».

Что же Антонина Семёновна помнит о первом Параде? «Проехали по Красной площади на нашей легендарной „Катюше“, — рассказывает, — я сидела рядом с водителем. Радовались. Кричали „ура“. Тогда, в суете и ликовании, она не придала особого значения этому важному в истории событию.

Окончание войны


После демобилизации Антонина вернулась в Саранск. Вардгес настаивал, чтобы она поехала на его родину — в Кировабад (Азербайджан), где жили его родители, но девушка решила дождаться демобилизации мужа, чтобы поехать вместе. Родители Вардгеса были в преклонном возрасте, поэтому его демобилизовали досрочно. И вот, в сентябре 1946 года молодые супруги оказались в Кировабаде.

Русскую Тоню тут же прозвали невестой с Севера. Через год у Вардгеса и Антонины родилась первая дочь, затем друг за другом ещё три девочки.

Она окончила Кировабадский педагогический институт. Работала учителем русского языка и литературы. Была награждена значком «Отличник просвещения». Вардгес окончил Азербайджанский сельскохозяйственный институт и стал инженером. Правда, потом вернулся в воинскую часть и до конца жизни работал сверхсрочным на военном аэродроме.

Семье Сейрановых пришлось пережить ещё одну войну — в 1988 году. После погромов на этнической почве в Сумгаите волна армянских погромов охватила Кировабад и ещё ряд городов и сёл. Уже будучи немолодыми Антонина и Вардгес, спешно собрав вещи, на КАМАЗе вместе с другими беженцами приехали в Армению, где жили их дети. Потом разразилась Карабахская война. Антонина Семёновна пошла работать в поликлинику, а дом их превратился одновременно в приют и лазарет, в котором порой жило до 40–60 человек-беженцев.

У Антонины и Вардгеса [супруг скончался 12 лет назад. — Прим. авт.] 4 дочери, 7 внуков и 16 правнуков. Главная мечта родителей, чтобы дети получили хорошее образование, сбылась. Сейчас радуют внуки и правнуки. И несмотря на то, что некоторые из них живут в других странах, они не забывают про бабушку. А Антонина Семёновна все свои награды раздала внукам. Говорит, что всё это так незначительно, главное — быть вместе, не терять друга друга и сохранять память о родных — живых и ушедших.

Пока мы беседовали, Антонину Семёновну заходил проведать зять, дочь Елена накрывала стол и время от времени вступала в разговор. «Наши родители — это пример хороших самоотверженных родителей, которые ничего не жалели для нас», — добавила она.

Напоследок спрашиваю у Антонины Семёновны, в чём же секрет её молодости. «Я всегда занималась физкультурой, начиная со школьного времени и до сих пор, — отвечает она. — Всегда вела здоровый образ жизни — никогда не курила и никогда не пила». А ещё очень важны любовь к жизни и окружающим людям, здоровые и уважительные отношения в семье и, конечно же, умственный труд.

На прощание Антонина Семёновна читает стихи своего любимого поэта — Александра Сергеевича Пушкина, большую часть поэзии которого знает наизусть.

Журналист, писатель, литературовед, основатель проекта «Гора» Елена Шуваева-Петросян специально для Армянского музея Москвы

(Читать с сайта)

Комментариев нет:

Отправка комментария