среда, 4 марта 2020 г.

5 марта Сурен Оганесян был из тех армян, что танцевали кочари у стен Рейхстага


Сурен Еремович Оганесян родился в 1920 году. К сожалению, до ста лет он не дожил совсем чуть-чуть. Великую Отечественную войну он прошел от начала до Победы. Армянский музей Москвы вспоминает ветеранов Армении.


Был политруком роты под Сталинградом, потом замполитом полка легендарной 89-й армянской Таманской дивизии. Долгие годы, можно сказать, до самой смерти, возглавлял Совет ветеранов Таманской дивизии при Комитете ветеранов Великой Отечественной войны в Ереване. К 70-летию Великой Победы автору статьи удалось побеседовать с Суреном Еремовичем и записать его историю. В преддверии 75-летия этой важной в истории человечества даты Елена Шуваева-Петросян рассказывает о герое Оганесяне.



Как всё начиналось?

Ещё до нападения фашистов Сурен Оганесян учился на последнем курсе юридического факультета Ереванского государственного университета. В армию пошёл 1 октября 1941 года. Таманская дивизия была сформирована в декабре 1941 года в Ереване как 474-я стрелковая дивизия. Она прошла 7250 километров, из них 5 тысяч в боях, участвуя в освобождениях более 900 населённых пунктов.


Боевой путь 474-й стрелковой дивизии, переименованной в дальнейшем в 89-ю, велик: 1942–1943 — битва за Кавказ, 1942–1943 — Сталинградская битва, 1943 — Ростовская наступательная операция, 1943 — Донбасская наступательная операция, 1944 — Крымская наступательная операция, 1944 — освобождение Севастополя, 1944 — Львовско-Сандомирская операция, 1945 — Берлинская операция, 1945 — Пражская операция, 1945 — штурм Берлина.

«Сталинградская битва, определившая исход войны, была очень тяжёлой, — вспоминал Сурен Еремович. — Много жертв, среди которых только 30 тысяч армян… В ходе борьбы за Сталинград немцы поняли, что их победа уже не реальна. Курская битва утвердила, что это действительно так».


Во время битвы за город на Волге Сурен Оганесян был старшим политическим руководителем. «Трудно быть политруком в армии, потому что ты представляешь партию, — рассказывал ветеран. — Нужно было не только претерпевать испытания, но и показывать высший пример всем остальным. Поэтому среди погибших очень много политруков. Они первые поднимали солдат на бой».

Две битвы — две судьбы

Сурен Еремович вспоминал, насколько важен был для армян, переживших Геноцид от турок, исход сражения за Сталинград.


В ходе беседы автору очерка вспомнилась Сардарапатская битва, от которой зависело будущее армянского народа. Я спросила, можно ли сравнивать эти сражения. Сурен Еремович ответил так: «В Сардарапатской битве участвовал простой народ, что, конечно, показывает дух армянской нации. Это прекрасный пример стойкости. Кто думает о своём освобождении, тот всегда победит. Мы же в Великой Отечественной войне освобождали нашу землю, тогда как немцы хотели оккупировать чужие территории. Немцев было в четыре раза больше нас, но мы выстояли. Есть большая разница между двумя битвами, и разница эта в масштабах. А роднит обе битвы то, что они были судьбоносными и поворотными. В Сталинградской битве фактически решался вопрос „быть или не быть“ народам Советского Союза, как и в Сардарапатской битве ставился вопрос существования армянского народа вообще. После обеих битв ход войны в целом поменялся. Сражение при Сардарапате закончилось победой».


Сурен Еремович в преддверии 70-летия Победы в Сталинградской битве был приглашён в Волгоград. Радовался, что город стоит крепко, возрождён. «И в этом большая заслуга армян. К примеру, в восстановлении Сталинграда участвовал архитектор Каро Алабян», — делился впечатлениями он.

Легендарная Таманская дивизия

Но война не закончилась на Сталинграде. В октябре 1943-го за выполнение боевых задач 89-й стрелковой дивизии было присвоено почётное звание «Таманская». Один из её полков под руководством подполковника Ерванда Карапетяна прорвал оборонительную линию врага на горе Долгая в районе Таманского полуострова. Здесь в боях за освобождение Кубани сержант Унан Аветисян, спасая товарищей, закрыл телом амбразуру дзота и шагнул в бессмертие. Кроме него, звания Героя Советского Союза в этих боях удостоились Сурен Аракелян и Джаган Караханян.


В декабре дивизия вступила в ожесточённые бои по освобождению Керченского полуострова, 18 апреля 1944 года 89-я стрелковая дивизия освободила Балаклаву. Павших воинов дивизии похоронили у городского кладбища и у подножия Горной высоты, а уже в конце апреля 1944-го был освобождён город Керчь. Дивизия получила за участие в этой операции орден Красной Звезды. Крымская операция и, в частности, Севастопольская кампания в мае того же года принесли дивизии орден Красного Знамени, в этих боях пятеро солдат удостоились звания Героя Советского Союза, а два полка стали называться «Севастопольскими».

89-я армянская Таманская дивизия единственная из всех национальных формирований приняла участие в штурме Берлина и разгромила сильный гарнизон, укрепившийся в центре столицы Хумбольдт-Хайне, взяла 6 тысяч пленных военных и освободила 6 тысяч граждан, которые закрылись в крепости. За эту операцию дивизия была награждена орденом Кутузова II степени. Огромную роль в успехах дивизии сыграл её командир генерал-майор Нвер Сафарян, кадровый военный, окончивший Ереванскую объединённую военную школу имени Александра Мясникяна, а в 1940 году — Военную академию имени М.В. Фрунзе.

«Каждый день войны — это целая история, каждый шаг — как праздник, — рассказывал Сурен Еремович. — Бывало так, что за два дня мы брали четыре города. Представляете, каким был боевой дух состава дивизии. В нашей дивизии в основном все были молодые. Около 10 тысяч человек — комсомольцы. Таманская дивизия — это дух молодёжи. Это хороший пример подрастающему поколению».


В 1944 году на братском захоронении 250 воинов 89-й стрелковой дивизии в городе Балаклава возле подножия горы был установлен обелиск. В 1961 году на средства Армянской ССР его заменили новым памятником: расширяющаяся кверху стела высотой 10,5 метра, облицованная серым памбакским гранитом. На лицевой стороне памятника из кованой меди выполнено рельефное символическое изображение Матери-Родины. В руках она держит чашу с Вечным огнём. На стеле надписи на русском и армянском языках: «Великая Отечественная война 1941–1945 годов», «Вечная слава воинам-героям Армянской 89-й Таманской стрелковой Краснознамённой ордена Красной Звезды дивизии, павшим в боях за свободу советского народа, за освобождение Севастополя» и «Мать людей никогда не забудет своих дорогих сыновей». Авторы проекта — архитектор Д.П. Торосян, скульптор А.А. Арутюнян.


Взятие Берлина

В составе Таманской дивизии Сурен Оганесян прошёл всю войну, до Победного конца. 2 мая в 3 часа дня закончились боевые действия — Берлин был взят.

«Мы перед Рейхстагом танцевали наш национальный танец кочари, не только празднуя Победу и показывая боевой дух советского солдата, но и показывая то, что армянский народ жив, что совместным планам немцев и турков по уничтожению армян не суждено сбыться. С нас хватило 1915 года», — вспоминал Сурен Еремович.


После этого, по личному приказу Сталина, дивизия сохранилась и вернулась в Армению. И с 1945-го по 1956 год дивизия действовала в Армении в составе Закавказского военного округа.

В составе дивизии во время военных действий участвовало 15 тысяч человек, из них около 8 тысяч героически погибли. 12 тысяч бойцов были награждены боевыми орденами и медалями. Это единственный случай, когда именными наградами было награждено столько бойцов из одной только дивизии.

После войны Сурен Еремович служил ещё полтора года, был комиссаром 390-го стрелкового полка Таманской дивизии. Освободился как инвалид войны. «Тогда комиссия определила, что я уже не могу служить в действующей армии после двух ранений и одной контузии, — рассказывал он. — И с 10 мая 1965 года я — член Совета ветеранов Таманской дивизии, в 1983 году стал заместителем председателя и последние 23 года являюсь председателем этой организации».

В составе Комитета ветеранов Великой Отечетвенной войны Сурен Еремович Оганесян посещал школы и университеты, встречался с молодёжью, рассказывал о пройденном пути с целью патриотического воспитания.

В завершении беседы Сурен Еремович, после небольшого молчания, поделился: «По ночам я переношусь в те дни — это забыть невозможно. Есть участники войны, например, артиллеристы, которые немцев в глаза не видели, пехота же брала всё самое сложное на себя. Но мы выдержали. Мы победили».

Журналист, писатель, литературовед, основатель проекта «Гора»

Елена Шуваева-Петросян специально для Армянского музея Москвы

(Читать с сайта)

Комментариев нет:

Отправка комментария